Tim_M
Я пренебрег этой старой, как мир, народной мудростью, и взялся за регулировку дельтаплана. То, что я получил в итоге, можно назвать «легко отделался средним испугом». А всего-то хотел устранить легкий дисбаланс поведения в правой и левой спиралях...

Сразу со старта дельтаплан резко уводит вправо. Я уже видел прямо по курсу стволы деревьев, но все таки переломил траекторию полета, довернул влево и встрял в дежурный поток перед стартом, который успел набрать мной 500 метров прежде, чем я понял, что что-то происходит не так…

Дельтаплан отчетливо тянуло вправо. При чем, на столько, что из правой спирали я его вытягивал с огромным трудом, и тратил на это полтора витка, а в левую спираль я практически не мог его повернуть. По прямой дельтаплан не летел в принципе – он уверено хотел вправо. Левая рука начала затекать. И я захотел на землю…

До нее было порядка 1500 метров по вертикали и 4500 м по горизонтали. Первые надо было стравить, вторые – пролететь.

Бодрая дневная погода изобиловала мягкими широкими потоками, при влете в которые мой дельтаплан автоматически становился в правую спираль и набирал. При этом я висел в левом углу, обхватив левую стойку с внешней стороны, и пытался хоть как-то, хоть какими-то змейками лететь в сторону лендинга. Получалось плохо. Высота таяла неохотно, посадочное поле приближалось медленно, руки уже почти отваливались, хотелось взвыть.

Я не мог выполнять развороты на малой высоте, значит заход надо строить с прямой. Но я не мог лететь по прямой, значит надо было, чтоб очередная моя змейка уперлась в лендинг. Простая на первый взгляд задача постепенно казалась мне все менее и менее выполнимой. Учитывая, что левая рука уже просто откровенно болела, и висеть на ней становилось все труднее, в безопасной посадке я начал сомневаться. По радио я доложил Сереге о ситуации на борту: «Сильный правый крен. Лечу на посадку».

Думать о посадке с таким креном не хотелось. Но надо было не только думать, но и делать.

Как это бывает в ситуациях «жить захочешь – не так раскорячишься», организм откуда-то берет резервы сил, соображалки и везения. Посадка была не самой мягкой, не самой тихой, и вообще далека от образцово-показательной, но я сел. Дельтаплан был цел. Я тоже. Почти. Уже перенеся дельтаплан к дороге, я понял, что левая рука у меня почти не сгибается и не разгибается, и поднять я ей могу разве что чехлы от аппарата.

Полет длился 25 минут, а я чувствовал себя перекидавшим пару тонн угля (кидал, знаю). Сидя в тени крыла, я пытался понять, что не так я сделал с регулировками. Напрашивался вывод только один: вернуть все как было, а потом покрутить все в обратную сторону, только в гораздо меньшем количестве. Что и было сделано.

После повторно внесенных регулировок снова предстоял облет. Я осторожно поинтересовался, есть ли здесь учебная горка, и выяснив, что таковой нет, готовился облетывать дельтаплан с основного старта.

Дельтаплан в следующем полете полетел лучше прежнего, и даже поведение в спиралях стало одинаковым. На этом эксперименты с крылом я решил прекратить, покуда жив и здоров. Не для этого я здесь.
Новое летное место в сотнях километров от дома - не место для экспериментов с регулировками.
Несколько дней до соревнований - не время для экспериментов с регулировками.

@темы: О нас, любимых, После жесткой посадки