Tim_M
Роторами начинают «запугивать» учлетов буквально с первых дней обучения. Я знал, что такое ротор не только со слов инструктора. Я хорошо представляю природу ротора: как он образуется, от чего зависит. Но это все теория. На практике я, как и положено, старался избегать встречи с ними, ибо они ничего хорошего не сулили. Я видел практические результаты встреч летательного аппарата и ротора. Проверять на себе это я аж ни как не планировал. Тем более в горах. Хотя бы потому, что размеры ротора растут с размерами препятствия, которое его генерирует. Глядя на размеры гор, я старался не думать о размере и энергетике рождающихся здесь роторов. Я только пытался понять, с какой они стороны и как их облететь.

На гору перед Мрзлым Верхом я прилетел чуть ниже рельефа, и как рассказывали более опытные пилоты, начал осторожно «облизывать» склон, постепенно выбираясь наверх. Варик неохотно оказывал «+0,2 - +0,3», и вершина приближалась ужасно медленно.

Чем выше я поднимался, тем увереннее становился подъем, и вот когда подо мной оказались деревья на верхушке горы, варик уверенно пискнул «+1,5». Скрутив еще пару «восьмерок», убедившись в стабильности подъема и набрав метров 70 над верхом горы, я закрутил спираль. Ситуация только этого и ждала: стоило мне подставить ветру хвост, как я получил энергичного пинка под зад, дельтаплан опустил нос, впереди мелькнули деревья, которые только что были подо мной, и я оказался на той, подветренной стороне. Что самое обидное, сразу же ниже вершины – путь назад был отрезан. Вот тут стало нехорошо. Очень нехоршо. Подо мной – сходящиеся склоны гор, поросшие сплошным лесом. Ясно одно – отсюда надо уносить ноги, крылья и хвосты. Уносить все и максимально быстро. Пока что ничего страшного не происходило, если не считать сильнейших минусов, но я прекрасно понимал, что это начало. Именно с этой стороны горы живет Ротор.

Я довернул вдоль склона к ближайшему выходу из этой западни в родную долину.

Трудно описать, что происходило дальше. Наверное, так чувствует себя кот в стиральной машине, или бетон в бетономешалке. Троса звенели при каждом рывке. Звонко, протяжно, как гитарная струна. Меня дважды стукнуло по парусу. Один раз оторвало от спидбара. Когда попытался до него достать, то я увидел, что мои ноги и килевая труба указывают в небо: я вертикально летел вниз. Потом перегрузка на выводе: на коже пропечаталсь текстура ткани и осталась пара синяков от замков. Крена достигали величин более 90 градусов. И что самое неприятное – я почти не контролировал процесс. Я старался удерживать направление к ближайшему краю горы, в сторону понижения хребта. Но как только я туда добрался, очередным ротором меня снова опустило ниже и без того уже низкого хребтика. Я уже видел долину, но не мог в нее вырваться. Была даже мысль бросать парашют. Это всяко лучше, чем кувыркнуться.

Наверное, впервые я не знал, что делать дальше. Как действовать в этой ситуации? Какую скорость пытаться выдерживать? Какое положение стараться занять в трапеции в те моменты, когда процесс я не контролировал? Было море вопросов, ответы на которые, как мне казалось, минуту назад я знал... И вот он, практический экзамен показывал, что я сыпался на нем со страшной силой. Было страшно. Спросить было не у кого, да и не когда. И что самое неприятное, в случае полного провала экзамена, пересдача уже не предвидится.

Я не знаю, какие Боги были благосклонны, какой запас везения и на сколько лет вперед я исчерпал, но я выбрался из передряги. Я увидел родную долину и подумал лишь одно: жив!

Я смог вылететь из-за горы, когда на высотомере оставалось менее 450 метров в абсолюте. От посадочного поля меня отделяла гора с замком. Сейчас я был ниже ее, а потому ее пришлось облетать. Только я об этом подумал, как меня тряхнул и потащил к земле очередной ротор, сходивший как раз с этой горы. Я даже успел прикинуть, на какой крыше в селе у ее подножья вскоре окажусь, потому что вниз я летел быстрее, чем вперед. Зажал ручку, сжал зубы и полетел, надеясь на остатки везения больше, чем на законы аэродинамики.

Ура! Получилось! Вот оно – посадочное поле, я его вижу, я точно до него долетаю, у меня над ним порядка 130-150 метров. Я выдохнул, расслабился и… встрял в уверенные и широкие «+0,7». С ними я выбрался на уровень замка (порядка 500 м ASL), и там они благополучно закончились.

Несколько раз я стравливал высоту, и несколько раз в этом слабеньком потоке я выбирался на высоту замка. Дальше подъем заканчивался, и путей выбраться выше я не видел.

К этому моменту я уже отошел от пережитого стресса, и способность адекватно воспринимать мир ко мне почти вернулась. Более того, я заметил, что все мышцы болят, как после приличного физического перенапряжения. Все! Даже те, которые в управлении дельтапланом не участвуют. Да, и даже те самые... тоже сжимались, что было сил. По-моему, даже ушам было не комфортно, хотя тут я может уже преувеличиваю.

С некоторым сожалением я бросил это катание «вверх – вниз» и полетел на посадку «сливать впечатления».

@темы: После жесткой посадки